ВГ Белинский Сочинения Александра Пушкина


ниц ужасе пади в

2017-10-17 16:47 Зигмунд Джеймс Кинг, Зиглинда Режин Креспен, Хундинг Готлоб Фрик, Вотан Ханс Александр Сергеевич Пушкин Драматические произведения




Облака тоже смотрят сверху вниз на людей и говорят что-то типа: "О, а этот похож на идиота."


Ду ю спик идиш Иес,- аид






Наша Таня громко плачет У нее живот как мячик. Ну Все, хватит! Не ори! Поздно плакать, черт возьми! Восемь месяцев спустя Ты все плачешь у ручья. А твой принц, на джипе белом, Знать не хочет про тебя. Я скажу тебе Танюха: Он годнон, Вопросов нет. A пускать по нему слюни, Это просто чистый Бред! Вытри слезы с глаз красивых, И помаду с алых губ. Улыбнись, и вот увидиш Станет лучше все вокруг. Все пройдет и твой малыш, Будет плакать и смеяться. Соску чмокать и просить, На твоих руках кататься. Ну и что, что папы нет? Папа, он потом найдется. Главное Твоя Любовь, В нем на вечно откладЕтся. Много лет прошло с тех пор, Наша Таня громко плачет. У нее родился Внук, И от счастья Таня скачет.


Ездили на базу в Семикаракорск. Чудное место, домики на две комнаты, каждая на два человека. Мы поехали большой компанией, семьями с детьми. Вечером детей разложили в одном домике, причём самого буйного малыша удалось заякорить только тем, что по его требованию был нарисован ослик ("нарисуй мне барашка"...) Рисовал ослика-барашка мужик, которого в компании толком и не знали - знали только, чей он муж. Помню, гадали, кто он по профессии. Взрослые отаборились в другом домике, где наелись шашлыков и напились. Ну, и мужчины так устали, что все остались ночевать там же, в одном домике - более того, в одной комнате, на одной большой кровати. Ранним утром шестеро ещё не протрезвевших толком мужиков подкинулись от дикого рёва малыша, который стоял в дверях с листиком в руке: - Он не сможет покакать!!! Все сидели охреневшие, и я тоже прибежала посмотреть, у кого там такая беда приключилась. Оказалось, ослика мужик не успел дорисовать полностью - так, по пояс. Но траву перед мордой нарисовал. Пока все соображали, мужик молча (и мне показалось, что даже не открывая глаз) взял листик, дорисовал огурец вместо туловища и две палки вместо задних ног и отдал пацану со словами: - Насчёт ходить ничего пока сказать не могу, но срать будет. Как выяснилось за утренним пивом, он хирург.